Оскар Уайльд
Оскар Уайльд
 
Если нельзя наслаждаться чтением книги, перечитывая ее снова и снова, ее нет смысла читать вообще

Заключительное заседание 25 мая 1895 г.

Сначала была произнесена речь, обвинительная, Генеральным Прокурором.

Судья Уилльс дает свое заключение. После указаний на то, что в силу тенденциозности и сомнительности некоторых свидетельских показаний, есть только некоторые намеки и указания, полученные с другой стороны, которые могут выдержать серьезную проверку. Председатель напоминает присяжным необходимость, в виду некоторых необыкновенных и ужасных частностей побочных случаев, сохранить самообладание и беспристрастное отношение к делу. Далее он переходит к закону о новом процессуальном порядке, согласно которому обвиняемый имеет возможность давать показания на перекрестном допросе. Раньше он полагал, что этот закон способствовал искажению всего судебного следствия, но впоследствии пришел к тому убеждению, что благодаря этому правилу, многие невиновные, которые при других обстоятельствах томились бы в тюрьме, избегли обвинения и наоборот, многие виновные, которым быть может удалось бы спастись от наказания, были приведены к познанию своей вины. В данном случае, он не может ограничиться вполне бесцветным изложением дела, которое не принесло бы никому пользы и просит поэтому присяжных сохранить полную свободу мнений и смотреть на его заключение лишь как на вспомогательное средство.

Маркиз Куинсберри пришел на основании часто уже упоминавшихся писем к Л. Дугласу к тому заключению, что Оскар Уайльд, неподходящий для его сына приятель; к такому же заключению пришло бы, по всей вероятности, и большинство других отцов, если бы им пришлось давать свое мнение в подобном же случае. Но он употребил оригинальное средство для предания дела гласности, средство, которое он, судья, считал неприменимым для приличного человека. Процесс Куинсберри наложил на Уайльда, на основании его же собственных слов, громадную ответственность, но при этом нужно отдать ему справедливость в том, что совершенно немыслимо помнить по прошествии 2 лет, где и с кем находился человек в известный момент.

Что же касается письма, то он вполне предоставляет решение этого вопроса присяжным, но должен с прискорбием отметить, что г. Генеральный Прокурор слишком напирал на отдельные выражения письма, между тем, как тут нужно обратить большее внимание на все содержание вообще, и при этом не забывать, что есть люди, которые любят в самых странных выражениях описывать свои естественные чувства. Что же касается найма комнат Уайльдом, то ему не хотелось бы делать из этого каких либо невыгодных для него заключений, так как все это может быть совершенно безобидным и делается иногда совершенно почтенными людьми. Происшествия в Тайтстрите не подтверждены заслуживающими доверия лицами; верить словам Вуда было бы абсурдом, так как он принадлежит к самому низкому классу преступников.

Старшина присяжных хочет знать, дан ли, в виду близких отношений, существовавших между Лордом Дугласом и подсудимым, приказ об аресте первого.

Судья Уилльс. - Я не думаю, по крайней мере, нам об этом ничего не известно.

Старшина. - Быть может, возможность его обсуждается.

Судья Уилльс. - Этого я не могу сказать, и мы этого не можем обсуждать. Подобный приказ мог бы основываться не на близости обеих сторон, но лишь на вполне обоснованных доказательствах какого-либо определенного действия. Письма, указывающие па существование известных отношений, недостаточны.

Старшина. - Если бы мы увидели в этих письмах что-либо преступное, то ведь это касалось бы также и Лорда Дугласа.

Судья Уилльс соглашается с этим. Но это не имеет ничего общего с нынешним процессом, в котором дело идет лишь о виновности обвиняемого. Судья намекает, при этом, на случай с массажистом и заявляет, что этому в отдельности он не придал бы значения, но дело обстоит иначе, если поставить это в связь с другими происшествиями, имевшими место в Савой-Отеле.

Присяжные удаляются в три часа с четвертью. После двухчасового совещания они возвращаются назад и просят Судью прочесть занесенные в протокол показания Фомы Прайса, швейцара в доме на площади Св. Иакова, где Уайльд нанял комнаты.

Старшина. - Так что нет доказательств того, что Чарльз Паркер там ночевал?

Судья - Нет.

Присяжные снова удалились, однако вернулись через несколько минут с решением: "виновен по всем пунктам".

Альфред Тайлор был уже ранее объявлен виновным. Сэр Кларк и г. Грейн, последний для Тайлора, ходатайствуют о приостановлении приговора. Генеральный Прокурор протестует.

Судья Уилльс отказывает защите в ее просьбе и обращается к подсудимым.

Судья. - Мне еще ни разу не приходилось разбирать столь преступное дело. Нужно сдерживать себя, дабы не дать простора чувствам в том виде, в каком я этого не могу сделать в этом месте, чувствам, которые должны подняться в груди у всякого, кто имеет еще каплю стыда, когда ему приходится следить за частностями этих двух ужасных заседаний. Что присяжные пришли к правильному решению - в этом у меня нет и тени сомнения, и я надеюсь, что те, которые иногда думают, что Судья бывает слабым в делах приличия и нравственности, потому что он должен заботиться о том, чтобы не допустить проникновения каких-либо предрассудков в судебное разбирательство - пусть эти люди убедятся в том, что все это вполне совместимо с серьезным негодованием, вызванным ужасными преступлениями, в которых, Вы, оба подсудимые, признаны были виновными. Было бы напрасным проповедовать вам нравственность. Люди, которые могут совершать подобные дела, должны быть немы для голоса приличия. Что вы, Тайлор, содержали безнравственный дом в этом не может быть сомнения; а что вы, Уайльд, были центром широко распространенного развращения молодых людей в самой ужасной форме тоже не может быть подвержено сомнению. В виду этих обстоятельств я не могу не назначить самое высокое наказание, которое разрешается законом, и, по моему мнению, оно еще недостаточно для подобного преступления. Каждый из подсудимых приговаривается к 2 годам заключения в смирительном доме.

Уайльд. - Могу я что-либо прибавить?

Судья делает отрицательный знак рукой; осужденных уводят.

Маркиз Куинсберри и Лорд Дуглас Гавикский присутствовали при объявлении приговора.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Оскар Уайльд"