Оскар Уайльд
Оскар Уайльд
 
Если нельзя наслаждаться чтением книги, перечитывая ее снова и снова, ее нет смысла читать вообще

Оскар Уайльд. Соловей и роза (сказка)

The Nightingale and the Rose - Соловей и роза

Сказки Оскара Уайльда

"Она сказала, что будет танцевать со мною, если я ей принесу красных роз, произнес, тяжело вздыхая, молодой студент, Но во всем моем саду нет ни одной красной розы".

Эти слова услышал соловей, приютившийся на зеленом дубе в гнездышке.

Он глядел сквозь зеленую листву и изумлялся.

"Нет красных роз в моем саду!" восклицал громко студент, и его красивые глаза наполнились слезами. Боже, от каких ничтожных вещей зависит счастье! Я изучал все, что мудрецы написали: я владею всеми тайнами философии, но у меня нет красной розы и вот моя жизнь разбита".

"Вот, наконец, предо мною истинно влюбленный, произнес соловей. Я каждую ночь распевал ему свои песни, хотя не знал его, каждую ночь я рассказывал звездам его историю, и теперь, наконец, он перед моими глазами. Его волосы темны, как цветок жасмина, его губы алы, как красная роза, которую ищет, но страсть сделала его лицо бледным, как слоновая кость, а горе наложило на его лоб печать уныния и отчаяния".

"Завтра в замке принца бал, шептал между тем юноша, и предмет моей любви будет присутствовать на этом празднестве. Если я ей принесу красную розу, она будет танцевать со мною до самой зари. Если я ей принесу красную розу, я сумею сжать ее в своих объятиях. Она прильнет своей головкой к моему плечу и рукой своей обнимет мою руку. Но в моем саду нет красных роз. И я останусь один, и она пренебрежет мною. Она не обратит на меня никакого внимания и сломает мое сердце".

"Вот действительно влюбленный! сказал соловей. Все, о чем я пою, доставляет ему страшные страдания; все, что радует меня, тяжело мучает его. Поистине, любовь чудесна: она драгоценнее изумрудов и богаче самых тонких опалов. Ни перлы, ни гранаты не могут окупить се, ибо она не появляется на рынках. Ее нельзя найти у торговцев, как ее нельзя и взвесить, чтобы приобрести на вес золота".

"Музыканты соберутся на эстраде, говорил молодой студент. Они будут играть на своих струнных инструментах, и мое чувство будет трепетать при звуках арф и скрипок. Она будет веселиться с такою легкостью, что ноги её не коснутся паркета, и гости радостной толпой окружат ее, только со мною она не захочет танцевать, так как у меня нет красных роз".

И он упал на траву, закрыл руками свое лицо и горько заплакал.

- Почему он плачет? спросила зеленая ящерица, которая в это время пробегала мимо него с поднятым вверх хвостом.

- Почему? Почему? спросила также бабочка, порхавшая в волнах солнечных лучей.

- Почему же? сладким голосом прошептал подснежник, колыхавшийся здесь же, близко от него.

- Он плачет, потому что у него нет красной розы.

- Красной розы? Как это смешно!

И зеленая ящерица с несколько циничной развязностью во все горло расхохоталась.

Но соловей понял истинную причину горя юноши. Он безмолвно продолжал сидеть в ветвях зеленого дуба и только задумался о тайнах любви. Но вдруг он расправил свои темные крылышки, приободрился и полетел.

Таинственной тенью он прорезал лес и тихо, как тень, пролетел мимо сада.

В глубине цветника величаво поднимался красивый розовый куст. И соловей приблизился к нему и уселся на одной из его тонких и гибких веточек.

- Дай мне одну красную розу, начал он, и я спою тебе лучшие из моих песен.

Но розовый куст покачал головой:

- Мои розы белы, ответил он. Они белы, как морская пена, они еще белее, чем снег на горах. Но обратись к моему брату, который растет недалеко отсюда около солнечных часов, он может дать тебе то, что ты ищешь.

Соловей полетел к розовому кусту, что рос около солнечных часов.

- Дай мне одну красную розу, спросил он, и я спою тебе лучшие из своих песен.

Но розовый куст покачал головой.

- Мои розы желты, ответил он. Они желты, как косы сирен, которые прячутся здесь в деревьях, они еще желтее нарцисса, который сияет в полях, пока косари не скосят его. Отправляйся к моему брату, который цветет под окном у юноши студента и, может быть, он даст тебе то, что ты ищешь.

Тогда соловей полетел к розовому кусту, который возвышался под окном юноши студента.

- Дай мне одну красную розу, начал он, и я спою тебе лучшие из моих песен.

Но розовый куст покачал головой.

- Мои розы красны, ответил он. Они красны, как лапки голубей, они еще краснее кроваво-красных кораллов, которые океан убаюкивает в своих безднах, но зимняя стужа заморозила мои вены, снег погубил мои цветы, а ураган сломал мои ветви, и не будет больше роз у меня в этом году.

- Но мне нужна всего только одна роза! воскликнул соловей. Одна только красная роза! Нет ли средства как-нибудь добыть у тебя одну только розу?

- Одно только средство существует, ответил розовый куст, но оно так ужасно, что я боюсь даже назвать его.

- Скажи его, произнес соловей. Я не трус.

- Если тебе нужна красная роза, заговорил куст, ты должен сам при лунном свете создать ее мелодиями песен своих и окрасить ее кровью твоего собственного сердца. Ты будешь мне петь и в горло свое воткнешь одну из моих игл. Ты должен петь всю ночь, пока шипы не пронзят твоего сердца: твоя живая кровь перельется в мои вены и сделается моей.

- Смерть - слишком дорогая цена за красную розу, возразил соловей, и я очень люблю жизнь. Сладостно приятно порхать в зеленеющем саду и любоваться золотом лучезарного солнца и перлами сияющей луны. Прелестен запах кустов боярышника, милы голубые колокольчики, которые прячутся в глубоких долинах,

и прекрасны туманы, которые окутывают холмы и горы. Но любовь лучше жизни. Что такое птичье сердечко в сравнении с сердцем человека.

И, расправив свои темные крылышки, он взвился в воздух.

Он тихо, как шорох, пролетел по саду и таинственной тенью прорезал лес.

Молодой студент все еще лежал на траве, где соловей его раньше оставил, и горячие слезы еще не успели высохнуть в его прекрасных глазах.

- Вы будете счастливы! закричал ему издали соловей. Вы будете счастливы, у вас будет красная роза. Я создам ее мелодиями своих песен при лунном сиянии и окрашу ее кровью своего собственного сердца. Но одного я прошу у вас взамен этого: вы должны любить истинно и верно, так как любовь мудрее философии, как не мудра эта последняя, и сильнее могущества, как ни сильно оно само. Её крылья огонь, её тело пламя, её губы сладки, как мед, и сё дыхание ароматно, как ладан.

Студент приподнял вверх свои глаза и внимательно прислушался. Но он не понимал речей соловья, так как он не знал ничего, кроме того, что писали в книгах.

Но зеленый дуб все понял и сильно огорчился, так как он очень полюбил маленького соловья, который в его ветвях построил себе гнездышко.

- Спой мне свою последнюю песнь, прошептал он. Я погружусь в печаль, когда ты улетишь от меня.

И соловей спел дубу песнь, и его голос струился точно вода из серебряного фонтана.

Когда же он кончил свою песнь, студент поднялся с травы и вынул из кармана свою памятную книжку и карандаш.

- Соловей, сказал он себе, гуляя по аллее, обладает неотразимой красотой, но есть ли в нем также и чувство? Я думаю, что нет. Он как большинство артистов, обладает стилем и выдержкой, но в нем нет искренности. Он не жертвует собою для других. Он думает только о музыке, а всем известно, что искусство эгоистично. Нельзя отрицать, что его голос обладает сильными высокими

нотами. Как, однако, жалко, что во всем этом нет мысли, что вес это не преследует практической цели.

И он ушел домой, лег на постель и принялся грезить о своей любви.

Через некоторое время он уснул.

И когда в небе заблестела луна, соловей уселся на розовом кусте и воткнул в свое горло иглу.

Так он пел всю ночь, и хрустальная луна остановилась в своем движении и слушала его.

И всю ночь, пока он пел, шипы все более и более пронизывали его горло, и его живая кровь мало-помалу вытекала вон из его жил.

Сначала он запел о том, как зародилась в сердце юноши и девушки любовь, и в это время на одной из высших веток куста расцветала чудесная роза. Она расцветала медленно-медленно, лепесток следовал за лепестком, как песня за песней.

Сначала она казалась бледной, точно туман, что стелется над рекой, бледной точно раннее утро и серебряные крылья зари. Она казалась сначала тенью, изображением розы на серебряном зеркале или на голубом озере.

Но розовый куст приказал соловью теснее прижаться к иглам.

- Сдави меня покрепче, соловей, произнес розовый куст, или день наступит раньше, чем роза успеет созреть.

И соловей теснее прижался к шипам розы, и его голос полился еще звонче прежнего, ибо он пел о том, как зарождается страсть в сердце мужчины и девушки.

И слегка порозовели лепестки розы, так покрывается румянцем лицо юноши, когда он в первый раз целует губы своей возлюбленной.

Но шипы не достигли еще сердца соловья. И от этого сердце розы было тоже еще бело, так как только кровь из сердца соловья могла окрасить сердце розы. И розовый куст снова приказал соловью теснее прижаться к иглам.

- Сдави меня покрепче, соловей, сказал он, или день наступит раньше, чем роза успеет созреть.

И соловей теснее прижался к шипам розы, которые коснулись сердца его и причинили ему жестокую боль и страдания.

И чем ужаснее, чем невыносимее становились его страдания, тем звонче, тем раскатистее лилась его песнь, ибо он пел теперь о великой и совершенной любви, о той любви, которая не умирает уже в могиле.

И чудесная роза покрылась пурпуром, как будто она выросла в Бенгалии. Пурпурными сделались её лепестки и пурпурным, как рубин, её сердце.

Но голос соловья все ослабевал. Его крылышки начали судорожно вздрагивать и глаза затмились туманом.

Его песня все более и более ослабевала. Он чувствовал, как что-то все крепче и крепче сжимает его горло.

И вдруг его песня оборвалась последним аккордом.

Белеющая луна чутко слушала всю ночь соловья. Она даже забыла аврору и несколько запоздала на небе.

Красная роза тоже слушала его. Она дрожала и в порывистом экстазе раскрыла свои лепестки холодному утру.

Эхо уносило его песни в свою пурпуровую пещеру меж утесами скал и этими звуками будило грезы уснувших стад.

И далеко в море уносила речная зыбь эти прекрасные звуки.

- Смотрите, смотрите, заговорил розовый куст, роза уже созрела!

Но соловей не отвечал, он, мертвый, неподвижно лежал на засохшей траве с сердцем, проколотым колючими шипами.

Около полудня юноша открыл окно и выглянул на улицу.

- Великое, неожиданное счастье! воскликнул он. Вот красная роза! Я никогда в жизни не видел таких пышных роз. Она так прекрасна, что должна я в этом уверен по-латыни нести особенное название.

И он нагнулся и сорвал ее. Он одел свою шляпу и бегом с розою в руке отправился к профессору.

Дочь ученого сидела у порога своего дома. Она наматывала на клубок голубой шелк и у ног её лежала сё маленькая собачка.

- Вы обещали со мною танцевать, обратился он к ней, если я вам принесу красную розу. Вот перед вами самая красная в мире роза. Вечером, когда мы будем вместе танцевать, вы приколете се

поближе к вашему сердцу, и она расскажет вам, как сильно я вас люблю.

Но молодая девушка нахмурила брови.

- Я думаю, ответила она, что эта роза не подойдет к моему наряду. И, кроме того, племянник камергера прислал мне несколько брильянтов и, ни для кого не тайна, что брильянты ценятся дороже цветов.

- О! клянусь, что вы неблагодарны! воскликнул разгневанный юноша.

И он швырнул на улицу розу, которая покатилась в ручеек. А через короткое время ее раздавила тяжелая телега.

- Неблагодарная! передразнила его девушка. Я говорила, что вы плохо воспитаны. Да и кто вы? Вы простой студент. Я не думаю, чтобы вы когда-нибудь носили на башмаках серебряные застежки, какие украшают ноги племянника камергера.

И она вошла в свой дом.

- Какой вздор и какое ничто жество любовь! воскликнул студент, возвращаясь обратно. Она и в половину не так полезна, как логика. Любовь ничего не способна доказать, она всегда говорит только о вещах, которых вовсе не существует, она заставляет нас верить в ложь. Она не представляет собою ничего реального, а так как в наш век вес реально, то мне придется возвратиться к своей философии и метафизике.

И студент вошел в свою комнату, открыл огромный запыленный фолиант и принялся за чтение.

Оскар Уайльд. Соловей и роза. 1888 г.


Примечания к "Соловью и розе" Оскара Уайльда

1 Сирены — в древнегреческой мифологии демонические полуптицы-полуженщины, своим дивным пением заманивающие моряков в скалы и губящие их; в классической античности появляется образ сладкоголосых и мудрых сирен, каждая из которых сидит на одной из восьми небесных сфер мировой оси; в последнем значении, очевидно, и упоминается Уайльдом.



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Оскар Уайльд"