Оскар Уайльд
Оскар Уайльд
 
Если нельзя наслаждаться чтением книги, перечитывая ее снова и снова, ее нет смысла читать вообще

Последние годы жизни и смерть Оскра Уайльда

Гальфдан Лаангард - Оскар Уайльд. Его жизнь и литературная деятельность. Книгоиздательство "Современные проблемы", Москва, 1908 г. Перевод М. Кадиш.

Биография Оскара Уальйда

С этих пор начинается самый печальный период жизни Оскара Уайльда. Одинокий и жалкий, он вернулся в Париж, в этот город, где было всё-таки легче всего терпеть нужду. Он снял комнату в скверном отеле на Rue des beaux arts в Латинском квартале и вел там жалкую жизнь. Поэт, принадлежавший некогда к английскому Парнасу, спустился теперь в литературную богему Парижа.

Мало-помалу он стал похож на свою собственную карикатуру. Его платье было засалено и замазано, его прямая фигура согнулась, легкая походка стала неуверенной, его изнеженный вид небрежным и запущенным. "Что можно требовать от погибшего человека?" говорил он. Часто случалось, что у него не было денег платить за комнату и если бы ему не помогали друзья, он был бы принужден проводить ночи на улице в обществе собирателей сигарных окурков и проституток. Несмотря на всё это с уст его не срывалось ни одного упрека, ни одной жалобы. Достоинство изящного английского джентльмена осталось у него до конца его дней.

В этих ужасающих условиях он написал свое последнее оригинальное произведение, — единственное после тюрьмы и в тоже время его величайший шедевр: "Балладу Редингской тюрьмы" — in Memoriam С. T. W. Sometime Trooper of the Royal Horse Guards. Obiit H. M. Prison, Reading, Berkshire, July 7th 1896. By C. 33.

Эта превосходная вещь возбудила в Лондоне всеобщее внимание и "Review of Reviews", где она впервые была напечатана, сочла себя, в конце концов, вынужденной открыть, кто скрывался под инициалами С. 33. Далекий от какой бы то ни было иронии Уайльд в изящных красивых стихах и с совершенной техникой описывает в ней казнь, которой он был свидетелем в тюрьме. Один молодой человек убил свою возлюбленную.

Но убивают все любимых,
Пусть знают все о том,
Один убьет жестоким взглядом,
Другой обманным сном,
Трусливый — лживым поцелуем,
И тот, кто смел — мечом!
Один убьет любовь в расцвете,
Другой — на склоне лет,
Один удушит в сладострастье,
Другой — под звон монет,
Добрейший — нож берет: кто умер,
В том муки больше нет.
Кто слишком скор, кто слишком долог, Кто купит, кто продаст,
Кто плачет долго, кто, спокойный,
И вздоха не издаст,
Но убивают все любимых,
Не всем палач воздаст.

Перевод К. Бальмонта.

С тяжелой скорбью Оскар Уайльд передает в захватывающих выражениях муки своего тюремного заключения и своим сердечным искренним тоном трогает читателя до глубины души.

Несмотря на всё это, он в продолжение нескольких коротких периодов пользовался относительным благосостоянием. Бывали времена, когда он снова проявлял свое изящество и расточительность. Очевидно, он согласился всё-таки на анонимную работу. В нем подозревают, по крайней мере, автора двух пьес, шедших в Лондонском театре.

Последней его работой был перевод на английский язык книги Барбэ д’Оревильи "Се qui ne meurt pas". Кроме того он оставил, по-видимому, рукопись объемом свыше двухсот страниц, — произведение, долженствовавшее оправдать его жизнь.

Во время всемирной выставки 1900 года он как бы снова вдруг ожил. Упоенный красотой он ходил мимо всей этой роскоши и великолепия, и глаза его блестели отражением сияющих зданий. В роскошных дворцах витали перед ним дивные воздушные замки, в ослепительных зданиях он мечтал об еще более великолепном сказочном замке с шуршащим шелком, волнистым бархатом, серебром, золотом, слоновой костью и сверкающими драгоценными камнями.

Тогда он снова был способен рассказывать, рассказывать всякому, кто хотел его слушать, все свои изящные остроумные анекдоты, которыми он блистал когда-то в избранных аристократических салонах Лондона. Но его вызывающие парадоксы возбуждали. у немногих слушателей только улыбку и качание головы, — в этом вся разница.

После этой последней судорожной вспышки огонь погас.

Оскар Уайльд умер 30 ноября 1900 года в своей жалкой грязной комнатке в Латинском квартале. У него сделался нарыв в мозгу, который в связи с отчаянными материальными условиями сломил последний остаток его сил и заставил прибегнуть к самоубийству. Он сказавший когда-то, что самоубийство — величайшая любезность, какую можно оказать обществу, так твердо решился на него, что несмотря на беспрерывную рвоту несколько раз возобновлял прием, пока он не заглушил в нем последнее биение жизни.

Газеты сообщили, что "un cortege nombreux ne suivit pas son denil".



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Оскар Уайльд"