Оскар Уайльд
Оскар Уайльд
 
Если нельзя наслаждаться чтением книги, перечитывая ее снова и снова, ее нет смысла читать вообще

Отношение к маркизу. Первый процесс Оскара Уайльда

Гальфдан Лаангард - Оскар Уайльд. Его жизнь и литературная деятельность. Книгоиздательство "Современные проблемы", Москва, 1908 г. Перевод М. Кадиш.

Биография Оскара Уальйда

Ни одно преступление не вульгарно, но всякая вульгарность преступна. Быть вульгарным значит поступать так, как поступают другие.
Оскар Уайльд

В 1891 году Оскар Уайльд познакомился с лордом Альфредом Дугласом, сыном маркиза Куинсберри, и отношения между ними превратились скоро в очень интимную дружбу.

Помимо этого он был очень дружен с обоими братьями лорда Альфреда, из которых второй умер во время катастрофы, и часто бывал в доме самой леди Куинсберри.

Отношения маркиза с женой (впоследствии они развелись) и с сыновьями были очень натянутые, особенно же с лордом Альфредом, что он всецело приписывал влиянию Уайльда.

Мало-помалу в Лондоне стало всем известным секретом, что любовь Оскара Уайльда не ограничивается одной только женой, а что его часто можно встретить в различных отелях и ресторанах в обществе молодых людей большею частью средних классов. Маркиз стремился поэтому во что бы то ни стало вызвать разрыв между Уайльдом и своим сыном и для достижения этой цели не пренебрегал никакими средствами. В июне 1894 года он в один прекрасный день явился к Оскару Уайльду и потребовал, чтобы тот разошелся с его сыном. "Если я хоть еще раз встречу вас вместе в ресторане, то исколочу вас".

Оскар Уайльд, не терявшийся ни при каких обстоятельствах, отвечал: "Не знаю, что сделал бы в этом случае маркиз Куинсберри, Уайльд же просто-напросто застрелил бы врага, — прошу Вас оставить меня".

Но так как маркиз не помышлял даже исполнить его желание, то Уайльд позвал слугу: "Этот господин — маркиз Куинсберри, самое подлое животное в Лондоне. Не пускайте его больше ко мне на порог. А если он вас не послушается, пошлите за полицией". После этого маркиз, униженный и пристыженный, принужден был уйти.

Но постоянное вмешательство маркиза в личную жизнь так волновало Уайльда, что с целью несколько успокоиться он в январе 1895 года предпринял путешествие в Алжир.

Один французский журналист, не видавший его в течение трех лет и случайно встретивший его там, выражает свое изумление по поводу перемены, произошедшей с Уайльдом: "Взгляд его потерял обычную теплоту; в смехе звучит какая-то грубость, веселость его стала несколько принужденной. Он несравненно более теперь уверен в себе и не старается снискать симпатию. Он стал более смелым и гордым. И что самое удивительное: он не говорит больше своим обычным оправдывающимся тоном, и за всё это время я не слыхал от него ни одного анекдота." "Я выразил ему свое удивление, встретив его в Алжире," продолжает журналист, "но Уайльд сказал мне: — Я бегу от искусства, я не хочу больше поклоняться ничему, кроме солнца... Вы не заметили, что солнце отгоняет мысли? Оно заставляет их постоянно скрываться в тени. Прежде в Египте господствовала мысль — теперь страну покорило солнце. Она долгое время царила в Элладе — теперь же Греция во власти солнца; то же самое в Италии, Франции, и теперь мысль царит только на севере и в России, куда не заглядывает солнце. Солнце ревнует искусство — "

"Поклоняться солнцу значит поклоняться жизни." —

Ясно, что у Оскара Уайльда было вполне определенное предчувствие своей грядущей судьбы и что за его жизнерадостной внешностью скрывались мрачные мысли.

Но в этом убежище он не мог выдержать долгое время, несмотря на то, что друзья его настойчиво советовали ему быть осторожным и предостерегали от возвращения, пока не минует гроза. Но маркиз высмеивал его и обвинял чуть ли не в бегстве. Этого он был не в силах перенести, и в один прекрасный день его знаменитая шуба и прическа Нерона снова появились на лондонском горизонте.

14-го февраля в лондонском театре St. James была поставлена его пьеса "Как важно быть серьезным" и имела шумный успех. Маркиз сделал, правда, попытку вызвать во время представления скандал и запасся для этого гнилыми яблоками, но своевременно был, к счастью, остановлен полицией.

После короткого пребывания в Париже Уайльд снова вернулся в Лондон, и когда 28-го февраля он пришел в Альбермарльский клуб, в котором он и жена его числились членами и где он почти ежедневно бывал, ему была передана швейцаром открытая визитная карточка маркиза, содержащая тяжелые, оскорбительные обвинения против Уайльда.

Благодаря этому дело приняло уже публичный характер, и Уайльд, с целью спасти свою честь, должен был прибегнуть к решительным действиям. Он пошел к своему адвокату и через два дня возбудил жалобу против маркиза.

Но следствие, ведшееся по этому делу с 3 до 5-го апреля, обнаружило обстоятельства, послужившие доказательством справедливости обвинений маркиза, и следственная власть издала приказ об аресте Уайльда. Снова была сделана попытка уговорить его покинуть страну; даже противник и судьи видели в этом лучший исход для дела. После окончания следствия он тотчас же получил следующее письмо от маркиза: "Вам разрешается покинуть страну, что для неё будет лучше. Если же вы возьмете с собой моего сына, я последую всюду за вами и убью вас." (Впоследствии маркиз отрицал написанное им). И начальник полиции приказал своим подчиненным смотреть сквозь пальцы, если Уайльд сделает попытку скрыться.

Власти медлили, насколько было возможно. Только после отхода последнего поезда в Дувр, когда убедились, что Уайльд не уехал, приказ об аресте был подписан, и поздно вечером Уайльд был арестован. Ходатайство об освобождении под залог было отклонено.

Во всякой другой стране имя его стало бы еще популярнее, и публика переполняла бы театры, где шли его пьесы. Но английское общество сразу отвергло его. Источники его доходов моментально иссякли, его имя исчезло с афиш, продажа его книг была приостановлена. Фанатизм дошел до того даже, что было устроено настоящее ауто-да-фе над его книгами и стало неприличным произносить его имя.

Непосредственным результатом всего несчастья, обрушившегося на голову несчастной экс-знаменитости, был материальный крах.

В тюрьме Уайльд окончательно потерял мужество. В письме к одному другу он пишет: "Что касается меня самого, то я болен и апатичен. Медленно тянется для меня жизнь. Только ежедневные посещения Альфреда Дугласа несколько ободряют меня, да и то я ведь вижу его при самых унизительных и трагичных условиях."

Но на следствии он был удивительно спокоен и хладнокровен и поразил всех своими находчивыми ответами.

Обвинение, содержащее не более, не менее, как 25 пунктов, состояло в существенных чертах в признании того, что его любовь ко всему прекрасному носит противоестественный характер, что он оказывает на своих друзей вредное влияние и что его образ жизни порочен.

Что касается первого пункта, то несомненно, невероятным является утверждение, что человек, признанный великий поэт, как во всех своих книгах, так и в жизни прославлявший только одну красоту — у которого, как уже было упомянуто, была даже идиосинкразия по отношению ко всему безобразному, — что этот человек умышленно и последовательно стремился обманывать всех.

"А его порочные наклонности!" раздастся, быть может, возражение.

Несомненно, что и в них Оскар Уайльд видел нечто прекрасное. Иначе, судя по всему его характеру, он не предавался бы им; а если бы это и было всё-таки так, то их следовало бы счесть выражением душевной болезни, болезненным чувством, с которым он был не в состоянии бороться! И тогда его опять-таки нельзя было за это наказывать!

Он сам говорит: "Прекрасный грех, как и все прекрасные вещи, — привилегия богачей".

В качестве доказательства безнравственности его сочинений, кроме "Дориана Грея" был предъявлен любовный сонет, написанный в форме письма лорду Альфреду Дугласу. Он гласит:

"Мой дорогой мальчик! Сонет твой очарователен, и поразительно, что твои розовые губы созданы не менее для песни, чем для пламенных поцелуев. Твоя нежная, золотая душа витает между опьянением страсти и поэзии. Я мечтаю о старой Греции, о том, что ты — Гиацинт, которого так безумно любил Аполлон. Почему ты остался один в Лондоне, почему ты не едешь в Солсбери1? Поезжай худа, освежи свои руки в сером сумеречном свете готической древности и приезжай сюда, когда ты только захочешь. Здесь есть дивное местечко, недостает только тебя. Но раньше съезди всё-таки в Солсбери.

Вечно любящий тебя

навсегда твой Оскар."

Это письмо было переведено в виде сонета Пьером Льюисом и 4 мая 1893 года опубликовано в одном журнале под заглавием: "Письмо Оскара Уайльда к своему другу, переведенное в стихах неизвестным поэтом."

Людям, которые имеют дело исключительно с деловыми письмами, это письмо может, правда, показаться несколько странным; но следует принять во внимание, что оно было написано в ответ на полученное стихотворение и может быть рассматриваемо поэтому именно в качестве сонета.

И, кроме того: разве сонеты Шекспира не были все обращены к одному молодому лорду? Разве они менее пламенны и восторженны? И разве кто-нибудь осмеливался нападать на Шекспира, разве пьесы его не ставятся ежедневно во всей Англии?

Далее, по словам обвинения, "Портрет Дориана Грея" изображает искусно скрытые наклонности порочных людей. Быть может, и так. Ужасающие извращения Дориана Грея скрывает мистическая вуаль, дающая широкий простор всевозможным предположениям.

Но разве можно поставить Уайльду в вину, что он прославляет в этой книге красоту мужчины, а не женщины? Разве Аполлон Бельведерский менее прекрасен, чем сестра его, Артемида? Разве женщина пользуется исключительным правом на красоту? Это думает, быть может, только она сама.

Его "Заветы молодому поколению", появившиеся в декабре 1894 года в первом номере журнала "The Camaleon", содержат часть его известных остроумных парадоксов. Содержащиеся в них принципы якобы безнравственны и оказывают вредное влияние на подрастающее поколение. Большую часть их он использовал в своих пьесах, и люди хохотали, слыша их, от души и не находили в них ничего неприличного и деморализующего!

Так как разбирательство, состоявшееся 30 апреля и 1 мая, не нашло достаточных улик, то Оскар Уайльд был оправдан, и дело к великому огорчению многих, пока приостановлено,

Общественное мнение уже давно осудило его и, что гораздо печальнее, приговорило к вечному забвению.

Вскоре после этого он был освобожден под залог, который внес за него старший брат лорда Альфреда, принадлежавший тоже к противникам своего отца.

Выйдя из тюрьмы — по его словам — он отправился вечером в гостиницу, где уже были заказаны комнаты и ужин. Он уже сидел за столом, как явился смущенный хозяин со словами: "Вы Оскар Уайльд? Оставьте тотчас же мою гостиницу."

Из этого отеля он поехал в другой, на противоположной стороне Лондона, снял комнату, и обессиленный повалился на постель. Является хозяин. Целая толпа людей следовала за ним от его прежнего убежища и узнала у входа в отель. Хозяин выразил свое сожаление, но попросил его выехать. "Эти люди готовы осадить дом и поднять всю улицу на ноги, если вы хоть минуту пробудете здесь."

Поздно ночью Вилли Уайльд, живший вместе с матерью на Okley-Street, услыхал слабый стук в дверь и, отворив, увидел брата, который, бледный как полотно, вскричал: "Дай мне убежище, Вилли! Дай мне уснуть хоть на полу! Иначе мне придется погибнуть на улице!"

"Он пришел, как затравленный зверь," рассказывал потом Вилли.

Теперь уже Оскар Уайльд не питал никаких надежд на благоприятный исход своего дела. Эта ночь показала ему, в каком оно положении.

Его друзья убеждали его уехать немедленно, но он возразил: "Я не мог бы жить дольше, если бы теперь убежал. Я слонялся бы по материку, как трус, скрывшийся от правосудия."

Его брат добавил: "Нет, Оскар не убежит: он ирландский джентльмен, он останется, и будет бороться".

"Мне кажется, я выдержу год тюрьмы," сказал Уайльд, "но не два, — только не два!"

Единственное, чего он боялся, это, что у него не хватит сил выдержать утомительное следствие и что в психической удрученности смогут увидеть доказательство его виновности.

Но он не потерял самообладания до конца.

Читайте также:

Полную стенографию судебного процесса Оскара Уайльда

Оскар Уайльд в тюрьме

Оскар Уайльд в Берневале

Последние годы жизни и смерть Оскра Уайльда



 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Оскар Уайльд"