Оскар Уайльд
Оскар Уайльд
 
Если нельзя наслаждаться чтением книги, перечитывая ее снова и снова, ее нет смысла читать вообще

Турежанова Г.А. Традиция и новаторство в тематике, проблематике, образах и стиле сказок Оскара Уайльда

Турежанова Г.А. "Читаем Оскара Уайльда", Уральск: РИЦ ЗКГУ им. М. Утемисова, 2013

Но, несмотря на всю, подчас нарочитую, наивность в изображении жизни и постоянную подмену реальных конфликтов воображаемыми, критическое отношение писателя ко многим явлениям современной ему действительности, очень явственно звучащее в этих сказках, сразу определило их место в ряду произведений, противостоящих литературе викторианской Англии. Современная английская критика встретила сказки Уайльда холодно.

Вместе с тем, Оскара Уайльда постоянно обвиняют в отсутствии глубины в суждениях об отдельных сторонах современной ему действительности, в «характерной» слабости финалов его сказок, не вытекающих, как правило, из всего развития действия. Например, иронизируя над богачами-филантропами, Уайльд сам то и дело прибегает в своих сказках к сентиментально-филантропическим развязкам (финалы «Счастливого принца», «Великана-эгоиста»). Интересно, также, отметить и уайльдовскую точку зрения по этому вопросу : «У меня был высокий дар; я сделал искусство философией, а философию - искусством, что бы я ни говорил, что бы ни делал - все повергало людей в изумление, все, к чему бы я ни прикасался, - будь то драма, роман, стихи или стихотворение в прозе, остроумный или фантастический диалог, все озарялось неведомой дотоле красотой. Я пробудил воображение моего века так, что он и меня окружил мифами и легендами.» Воистину, такая самооценка свидетельствует о многом. И если вдуматься, то Уайльд действительно недалек от истины!

Разве от всего вышеперечисленного они стали менее духовными? Разве можно в них найти хоть один безнравственный намек? Разве "Счастливый принц", "Мальчик-звезда", "Юный король" не учат нас - нас, взрослых людей, уже много чего повидавших и ко всему привыкших - добру, душевной гибкости и состраданию? И эти коротенькие произведения (несколько страниц!) успевают проникнуть в наше сердце и пронзить его подобно шипу Розы, пронзившей сердечко Соловья, и всполохнуть его! А стихотворения в прозе? Эти крохи, которые хочется выучить наизусть? Кто еще из мастеров прозы способен на это? Гениальная сказка лучшего в мире сказочника! И гениальна она во всем: в сюжете, стиле, а главное - в средствах художественной выразительности. Никто не способен использовать метафоры, эпитеты, сравнения настолько мастерски, как делает это Оскар Уайльд: в его сказках они как стрелы, которыми он, с одной стороны, доносит силу красоты, любви, доброты и, с другой стороны, неприятие алчности, жадности, злобы в самое сердце читателя. В мире не так не так много книг, способных сделать людей лучше, а мир - добрее, и "Счастливый принц", несомненно, одна из них. Стоит ли говорить о высоком художественном вкусе сказки, об ощущении прекрасного, сопровождающего на протяжение всего чтения произведения, и оставляя долгое послевкусие. "Руки, похожие на осенние листья", "глаза, светящиеся в ночи, подобно зеленоватым бериллам" - можно ли придумать более живые сравнения... Метафоры, поражающие своей тонкостью и изысканностью: "она все время флиртует с ветром", "Смерть - сестра Сна"... Уайльд своим гениальным художественным вкусом, мастерством слога не оставляет и следа от некоторой топорности английского языка, если читать произведение в оригинале. Уайльд - не приверженец банального хэппи-энда, но все-таки добро и справедливость восстают из пучины людской глупости, недалекости и тщеславия, возвышаясь над ней на недосягаемой высоте... "И радости этой никто не отнимет у них..." Некоторые исследователи творчества Оскара Уайльда акцентируют внимание на противоречии писателя, Но практически все сходятся на том, что противоречия (а так, же имморализм) почти не встречаются в сказках, В этом плане достаточно характерными являются названные выше в сборнике «Счастливый Принц» и «Гранатовый домик». Эстетизм писателя в его сказках исполнен моральности, главными проблемами являются проблемы человеческих взаимоотношений с утверждением необходимости взаимопонимания и честности [22, 23]. Итак, мы переходом к выделению основных проблем сказок и их анализу. Сказки Оскара Уайльда, как и все его творчество, очень многопланово, в них поднимается множество проблем. Мы остановимся на наиболее выразительных, таких как: проблема соотношения героев и окружающего мира («Молодой король», «Преданный друг», «День рождения инфанты»); проблема соотношения красоты внешней и внутренней («Мальчик-звезда», «День рожденья Инфанты», «Счастливый Принц»); проблема самопожертвования («Соловей и роза», «Счастливый Принц», «Преданный друг»). Проблема соотношения героев и окружающего мира. Проблема соотношения героев и окружающего мира, жестокой действительности занимает особое место в творчестве писателя. Наиболее ярко показана она в сказках: «Молодой король», «Преданный друг», «День рожденья Инфанты».

Молодой Король уже в начале сказки показан нам человеком, чувствующим себя неуютно в объятиях действительности: «Он лежал…глядя перед собою пугливыми глазами, подобно смуглолицему лесному фавну или молодому зверю, который попался в расставленную охотниками западню» (1, 409). Молодой Король ранее был простым пастухом, наслаждался беззаботной жизнью, и не догадывался о своем происхождении. Но, попав в замок, Король увлекается красотой и роскошью вокруг, пока во сне к нему не приходит понимание цены, а цена – это жизни многих и многих людей. Молодой Король отказывается от прекрасных одежд: «Уберите это и спрячьте от меня. Хотя сегодня день моей коронации, я этого не приму. Ибо одеяние это соткано на ткацком стане Скорби белыми руками Боли. В сердце рубина – кровь, и в сердце жемчуга – смерть» (1, 417). Но окружающие не понимают Короля: «Воистину он лишился рассудка.… И что нам жизнь тех, кто трудится на нас? И воздерживаться ли от хлеба, пока не увидишь пахаря, и от вина, пока не молвишь слова с виноградарем?» – говорят с удивлением придворные (1, 419) и врываются в двери церкви, чтобы убить непринятого ими Короля. Конфликт достигает своего апогея, но наивысшей точки достигает и обретенная душевная гармония Короля. Высшие силы награждают его: «И вот через оконные витражи на него хлынул солнечный свет, и лучи солнца соткали вокруг него облачение прекраснее того, что сделали ради его роскоши. …Он стоял в королевском облачении и из хрустальных граней дароносицы полился таинственный дивный свет» (1, 421). Став на колени, епископ благоговейно говорит: «Тот, кто выше меня, венчал тебя!». И действительно, высшие силы разрешают этот конфликт. Таков финал этой сказки и таков своеобразный вывод писателя. Суть его в том, что, внутренний мир героев не всегда может найти понимание в реальном мире, но есть иной мир – мир гармонии, справедливости, и он всегда становится на защиту чистых, искренних душ героев. Проблема соотношения красоты внешней и внутренней. Эта проблема занимает особое место в творчестве Оскара Уайльда. В «Мальчике-звезде» писатель весьма последовательно отстаивает принцип неразрывности внешней и внутренней красоты человека, и иллюстрирует мысль о том, что основой нравственности является эстетическое чувство [19, 18].

Мальчик-звезда в начале сказки пристает перед нами удивительно красивым: «С каждым годом он становился все красивее и красивее, и жители селения дивились его красоте… Лицо у него было белое и нежное, словно выточенное из слоновой кости, и золотые кудри его были как лепестки нарцисса, а губы – как лепестки алой розы, и глаза – как фиалки, отраженные в прозрачной воде ручья» (1, 476). Эта красота покоряла всех вокруг, заставляла повиноваться мальчику: «… И его сверстники слушались его, потому что он был красив» (1, 477). Но красота и беспредельная власть принесла ему только зло, «ибо он вырос себялюбивым, гордым и жестоким» (1, 466). Из-за своей жестокости герой этой сказки становится уродом: душевная злобность, непомерная гордыня, неспособность любить, кого бы то ни было и, прежде всего свою мать – это, в конце концов, находит отражение на его лице: «Он подошел к водоему и поглядел в него, но что, же он увидел! Лицом он стал похож на жабу, а тело его покрылось чешуей, как у гадюки» (1, 479). Толчком к исправлению как душевному очищению становится отвращение к собственной безобразной внешности. Красота возвращается к нему лишь после того, как он искупает свои грехи. В «Мальчике-звезде» наиболее ярко показано писателем соотношение внутренней и внешней красоты. Мальчик-звезда прекрасен, но его внутренний мир – безобразен, но все становится на свои места – в наказание у него забирают самое ценное – красоту. И вот мы видим, что внутренний мир соответствует внешнему. Стоит герою покаяться – и его тело становится прекрасно, как его душа. Так проблему соотношения внутренней и внешней красоты писатель раскрывает в сказке «Мальчик-звезда». В сказках «День рождения Инфанты» и «Счастливый Принц» «Центральной идеей сказок Оскара Уайльда говорит Т. Кривина, – является мысль о том, что жизнь уродлива, но прекрасна красивая ложь, и стоит только реальности вторгнуться в мечту, фантазию, сотворенную кем-то современную красоту, как все это гибнет» [19, 18]. С красивой иллюзией Уайльда связывает духовные идеалы, которые оказываются несовместимы с действительностью. К идеальной любви стремится Карлик («День рожденья Инфанты»), как и Соловей («Соловей и Роза»), но жизненная правда губит их самих. Но действительность уничтожает только внешнее, некрасивую оболочку, чтобы обнажить перед миром свою удивительную непобедимую внутреннюю красоту.

Фантастика в сказках Оскара Уайльда как бы соединяет в себе две эти линии – традиционную линию социального и морального содержания и оригинальную повествовательную линию, присущую только стилевым особенностям Уайльда. С одной стороны, в сказках Уайльда есть то. Что встречается в сказках других времен и народов. Это определенный набор персонажей сказки и ситуаций сказки. В них есть Короли, Принцы, Инфанты-принцессы, невесты короля, придворные, Великаны, Карлики, Морские девы-Сирены, а также деревенские жители – Мельник, огородник Маленький Ганс, Рыбак. Лесоруб с женой. В них разговаривают животные, птицы, цветы, статуи, ракеты для фейерверка и другие предметы. Все это так и не совсем так, как в народной сказки или у других сказочников. Фантастика Уайльда – особая, она призвана служить моральной ситуации. Как в басне, вечной истине, как в библейской притче. У сказочных героев Уайльда есть особенности и характеры. Из взаимоотношения определены авторской структурой сказки и отличаются от привычных ситуаций. Статуя олицетворяет не бездушие. А сострадание, студент – не влюбленный мечтатель, а скучной и эгоистичный обыватель, морская дева-сирена - жертва метаний рыбака, а не обольстительница. У Уайльда есть своя выдумка и фантазии, и она звучит сильнее фантазии условно-сказочной.

Контраст: контраст как романтический прием характерен для сказок Уайльда и родник его с неоромантическими веяниями времени. Прекрасная статуя Счастливого Принца видит в городе картины бедности и нужды, а утратив золотое и драгоценное покрытие ради нужд бедняков, становится скучной и серой. Символы любви – «Соловей и Роза» противопоставлены скучным и пошлым обывателям – Студенту и Профессорской Дочке. Огромный Великан подружился с маленькими детьми, великолепие нарядов для коронации молодого Короля создается в жутких, нечеловеческих условиях мрачных подвалов и ядовитых джунглей, «Звездный Мальчик» то фантастически красив. То столь же фантастически уродлив, то вновь прекрасен. «Прекрасной была душа маленького уродца, открытая для любви, - пишут исследователи о героях сказки «День рождения Инфанты», - безобразен мир красавицы, не понимающей, что подлинное чувство ожжет таиться и в некрасивом теле. У безобразного Карлика было большое человеческое сердце. У блестящей Инфанты оно заморожено эгоизмом». Контрасты пронизывают мир Уайльда и простой притчевый мир сказки становится противоречивым и глубоким - как сама жизнь.

Г.А. Турежанова


 






Реклама

 

При заимствовании материалов с сайта активная ссылка на источник обязательна.
© 2016 "Оскар Уайльд"